«Большая часть госимущества — в наличии. И это хорошая новость!»



Правительство Южного Урала завершило ревизию активов региона. Перечень пропавшего, сохраненного и того, что еще можно продать — в эксклюзивном интервью министра имущества и природных ресурсов Челябинской области Алексея Бобракова «URA.Ru»


— Алексей Евгеньевич, завершилась ревизия областного имущества…


— Правильнее будет сказать инвентаризация. Соответствующее поручение было дано губернатором в мае 2014 года, когда был взят курс на оптимизацию расходов по содержанию имущества и наведение порядка в данной сфере в целом. Конечно, начали с инвентаризации, как основного способа фактического контроля за сохранностью имущественных ценностей. Не скрою, что сразу столкнулись со сложностями. Имущество географически разбросано по всей области, и налицо большое количество пользователей. Каждая из организаций живет своей жизнью: ликвидируется, реорганизуется, банкротится, а имущество в итоге остается ничье. Вот, условно, было училище, потом стал колледж, потом лицей. Вроде бы все на одном месте, а формы разные, и впоследствии становится сложно идентифицировать тот или иной объект. Отмечу, что до этого такой масштабной инвентаризации имущества казны не проводилось никогда.

— А поручения давались…

— В архивах мы не нашли. Хотя публично декларировалось и не раз. Все понимали, что инвентаризацию надо делать, но когда сталкивались с реальными цифрами, отступали. По понятным причинам эту работу губернатор поручил нашему министерству. Перед тем как приступить к работе, мы изучили опыт других субъектов. Мало кто из наших коллег в регионах берется за решение таких объемных задач. На начало инвентаризации в казне имелось 1 миллион 250 тысяч объектов. Из них 717 объектов недвижимости. Но большая часть, это объекты движимого имущества — транспортные средства, учебная литература, ПЭТ-томографы… Весь 2014 год министерство занималось так называемой камеральной инвентаризацией, то есть бумажной. Определяли пользователей имущества и его место нахождения, составляли инвентаризационные ведомости. В конце года объявили конкурс, потому что стало понятно, что исключительно своими силами фактически пересчитать и проверить все имущество невозможно. Пришлось бы отрывать сотрудников министерства от текущей работы, которую никто не отменял. Победителем конкурса стал областной центр технической инвентаризации. Предприятие, с профессионалами и с имеющимися базами данных. К 31 декабря 2015 года, мы получили все сведения, и выездная инвентаризация завершилась. Сейчас идет работа с выявленными инвентаризационными разницами…

— Это, как я понимаю, недостачи. Много их?

— 252 тысячи объектов.

— То есть то, чего нет…


— Да. Но из этих 252 тысяч 93% — учебная литература и книги.

— Увы, понятно и допустимо. И в библиотеках книги воруют, все может быть. А остальные 7%?

— Это объекты движимого имущества, автотранспортные средства и оргтехника. Очень большое количество покупалось в 2004—2005 годах: школьные автобусы, машины скорой помощи, компьютеры. В муниципальных образованиях всем этим пользовались, срок полезного использования у них закончился. Что-то ржавеет под забором, на складах, в металлолом сдано, списано ненадлежащим образом, но по документам продолжает числиться в казне, а значит, быть в наличии. Если это был какой-то корыстный умысел, и имущество в итоге утеряно, то наша задача — обратиться в правоохранительные органы.

— Дальше что у вас по программе инвентаризации? С тем, что в наличии, что делать теперь?

— Федеральное правительство ставит перед федеральной казной такую задачу: в казне должен находиться «0». То есть ничего. Все имущество необходимо передавать на каком-то ином праве пользователям. Казна, по сути, является транзитным органом: бюджет купил, это пришло в казну, и казна это передала, закрепив за конкретным пользователем. Дальше уже он несет ответственность за тот или иной объект. Мы такой же принцип для себя видим: чтобы в казне находился только необходимый минимум для обеспечения деятельности органов власти. И больше ничего. Вы, журналисты, обычно не вслушиваетесь, когда на заседании областного правительства звучит вопрос «О передаче имущества и т. д.». А этот как раз то имущество, что не должно у нас находиться по закону, потому что это полномочия органов местного самоуправления. Задача министерства в максимально кроткие сроки все это передать. К примеру, школьные автобусы в муниципалитетах, что закупаются областью. Обслуживаются автобусы на муниципальном уровне, то есть муниципалитеты за них и отвечают, это их прямые полномочия.

— С этим понятно. Передали часть пользователям, там, где надо оформили документы по списанию, если убедились, что ничего противозаконного нет, и просто вышел срок эксплуатации. А «недвижка»? Помнится, была обозначена проблема, что очень много зданий, объектов и всего остального, даже здесь, в Челябинске, на которые даже не было инвентарных номеров.

— Действительно, у нас есть объекты, на которые нет правоустанавливающих документов. Где-то есть кадастровые паспорта, но нет свидетельства о регистрации. В ряде случаев нет и кадастровых паспортов. Сейчас стоит задача по «озеленению» всех этих объектов («зеленкой» называют свидетельство о праве собственности - прим.ред.). Но на это требуются большие затраты: кадастровые работы, изготовление технических планов. Вот маленький пример приведу: автомобильные дороги. Чтобы поставить все областные дороги на кадастровый учет и получить свидетельства, надо 300 миллионов рублей.

— Тема областного имущества, это еще ОГУП и ОАО, в учредителях которых есть областные власти. Сколько у нас их вообще?

— Сегодня в регионе 29 ОГУПов и 24 акционерных общества с участием области. На начало 2015 года их было 35 и 32, соответственно. В течение года ликвидировано 6 ОГУПов и 2 акционерных общества, продано 5 пакетов акций. Еще одно акционерное общество присоединили к другому.

— А эффект от них?


— Некоторые предприятия начали показывать серьезные положительные результаты. Например, бассейн «Строитель» показал почти 4 миллиона за 9 месяцев. Типография ЧПО «Книга» стала работать в плюс.

— Но кого-то пришлось ликвидировать…


— Ну, к примеру, вы же должны знать нашумевшее дело с «Челябоблинвестстроем»!

— Да, конечно. Директор, теперь уже бывший, Константин Подсуконных отдан под суд за растрату 1,2 млн казенных средств. А вот что касается ОАО. Некоторые начинали создаваться в начале 90-х, и процесс их создания продолжался до 2013 года. К примеру, в 2011 году создавалось ОАО «Агентство регионального развития». По бумагам только суды.

— Для начала мы провели анализ финансовой деятельности общества. Оказалось, что ее просто нет никакой. Агентство существует только на бумаге. Поэтому правительством было принято решение о ликвидации. Еще было ОАО «Челябинский центр космических технологий». Сейчас тоже ликвидированное, потому что программы, в рамках которой создавалась организация, больше не существует.

— Какую еще работу передали силовикам в ходе ревизии?


— К примеру, Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту пропажи пожарного автомобиля. Он был в пользовании у федеральной структуры, одной из пожарных частей. В рамках инвентаризации машину сфотографировали — все на месте. В ходе дальнейшей проверки одному из специалистов на глаза попался номер шасси, и он решил перепроверить. Раз! Номера не бьются. Идет в ГИБДД — а там совершенно другая марка автомобиля, чем на фотографии. И вот начали распутывать этот клубок, пошли в главное управление МЧС, они провели служебную проверку. В результате оказалось, что руководитель данной организации, когда машина пришла в негодность, ее списал. Потом узнал, что проходит инвентаризация, сделал некий подлог, вытащил и предъявил другую машину. И сейчас там правоохранительные органы разбираются.

— Процесс приватизации еще не закончился?

— Нет. В том числе для субъектов малого и среднего предпринимательства. По 159 федеральному закону они имеют право на выкуп арендованного имущества. Подобным субъектам мы на постоянной основе рассылаем извещения с предложениями выкупить имущество на основе рыночной оценки с возможностью рассрочки на 7 лет. Но, или экономическая ситуация у нас такая, или пока всех устраивают существующие арендные условия, только единицы обратились за выкупом.

В целом же программа приватизации — это 160 с небольшим объектов. Движимое и недвижимое имущество по всей области. На продажу выставляем как просто здания, так и совместно с земельными участками. Приватизируем бывшие ветеринарные станции, гаражи, доставшиеся в наследство, сельскохозяйственные свинарники… Бывают случаи, что остались просто уже одни развалины, но они все же могут быть привлекательны с точки зрения бизнеса: к ним есть подъездные пути, которые можно восстановить, площади. Да и в Челябинске, к примеру, мы продавали бывшее здание инфекционной клиники. Купившего его инвестора интересует только земельный участок. Планирует все это разобрать, очистить землю и что-то там возвести. Законом это не запрещено.

— От аренды областного имущества в 2015 году сколько поступило в бюджет?

— От аренды, в том числе земельных участков, в доход бюджета поступило 166 миллионов рублей. По сравнению с 2014 годом рост составил порядка 50 миллионов. Это связано с тем, что министерством усилена претензионно-исковая работа, в том числе по части взыскания ущерба за утраченную технику. Всего за период с января по ноябрь прошлого года было заключено 43 мировых соглашения на сумму 150 миллионов рублей. И на этот год губернатор поручил выжать максимум.

— Областной особняк в Москве так и не удается сдать?

— Надо полагать, вы про здание постпредства Челябинской области говорите. С точки зрения коммерции оно не очень удачно расположено. Бизнес не хочет брать его в аренду. К тому же, по его использованию определены достаточно жесткие условия. Понятно, что если это имущество Челябинской области, то будет неверным, если там через какое-то время откроется, скажем, увеселительное заведение. Это должно быть здание офисно-деловой направленности. Но пока востребованности в том районе нет, к сожалению.

— А что-то еще осталось в заначке собственности? Вроде того автомобиля, на котором Пугачева ездила?


— «Чайка» это достаточно уникальное транспортное средство. Их всего сотни две было выпущено. Но ценители ретроавтомобилей нашлись, и торги получились достаточно «живыми». Порядка 3 миллионов мы выручили за этот автомобиль в региональный бюджет. Но таких раритетных вещей больше нет.

— Подводя итог, и что можно сказать?

— Большая часть имущества в наличии. Это хорошая новость, потому что, когда мы начинали инвентаризацию, были сомнения: «Половину бы найти!». 90% недостач — это малоценное имущество, учебная литература. И надо понимать, что ее никто не украл, а просто она по своим срокам устарела морально и физически и работники школ и училищ ее просто ненадлежаще списали. Документы просто не доведены до ума. В любом случае, каждая книжка покупалась за бюджетные деньги, и здесь отчет о ее судьбе должен вестись до конца. Не стоит считать это бюрократией, просто надо отдавать себе отчет: это все числится на балансе, и в этом вопросе должен быть порядок. Потому что с бардака в мелочах начинается бардак в крупном.


Альбина Золотухина
© Служба новостей «URA.Ru»
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

Версия для печати

Архив новостей


Октябрь 2017

     

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Карта месторождений
Южного Урала