Алексей Бобраков: Природных ресурсов Челябинской области хватит на много десятилетий вперед



До конца 2016 года остаются считанные дни. Многие организации и предприятия начинают подводить итоги и строить планы на будущее. Не осталось в стороне от этого процесса и министерство имущества и природных ресурсов Челябинской области.

Накануне Нового года корреспондент агентства «Урал-пресс-информ» встретился с министром этого ведомства Алексеем Бобраковым и попросил ответить на некоторые вопросы.


– Алексей Евгеньевич, начнем с основополагающего: насколько богата недрами Челябинская область?


– Очень богата. Но говоря о природных ресурсах, необходимо смотреть на них с двух точек зрения. Первое – это драгметаллы и те запасы, которые контролируются федеральными структурами. Сюда входят золото, железные и медные руды, многое другое. А второй аспект – это «технические» природные ресурсы: строительные пески, глина, щебень, природный камень, торф, гипс и прочее. Если говорить об обеспеченности региона запасами основных видов общераспространенных полезных ископаемых, то их хватит еще на много поколений. Например, строительным камнем Челябинская область обеспечена на 176 лет вперед, облицовочным камнем – на 371 год, песком – почти на 144 года, глиной – на 571 год. Причем речь идет только о разведанных запасах и с учетом существующего ныне уровня добычи. Всего в области 499 месторождений общераспространенных полезных ископаемых, из них 128 разрабатываются.

– Область потребляет ранее разведанные месторождения или сегодня продолжается геологоразведка?


– Геологоразведка на Южном Урале ведется с двух направлений. С одной стороны, для наращивания своей сырьевой базы промышленные предприятия сами ведут исследовательские разработки, а в некоторых случаях в поиск новых месторождений полезных ископаемых вкладывается государство. В качестве примера приведу Западно-Варненское месторождение песка, которое было открыто за счет областного бюджета с объемом почти 13 миллионов кубометров. В Аргаяшском районе обнаружено месторождение базальта.

– А как обстоят дела с золотодобычей?


– Как я уже говорил, добыча драгметаллов – это федеральный приоритет. Для золотодобычи необходимы специальные лицензии от государства, это – игра «в долгую». Для начала добычи требуются большие инвестиции, проекты проходят тщательную техническую экспертизу, в том числе и экологическую, что связано с технологией, применяющей цианиды, химические вещества, вредные для окружающей среды. На сегодняшний день в Челябинской области активно ведется добыча золота в трех муниципальных районах – Пластовском, Еткульском и Верхнеуральском.

– Алексей Евгеньевич, а что область имеет в бюджет со всех разработок и добычи природных ресурсов?


– Налог на добычу полезных ископаемых. И с каждым годом эта сумма увеличивается. Так, если в 2014 году в бюджет области от добычи природных ресурсов поступило 924 миллиона рублей, то уже в прошлом году эта сумма увеличилась до 1,2 миллиарда. Почти столько же мы получим и в 2016 году: на 1 ноября в виде налогов в казну уже поступило 1,15 миллиарда рублей, но эта цифра не окончательная. В прошлом году мы провели восемь аукционов на пользование недрами, а в этом – уже девять и еще один запланирован на конец декабря. Стартовые платежи также перечисляются в бюджет. На данный момент они превысили девять миллионов рублей.

– Чем продиктован интерес предпринимателей к добыче полезных ископаемых? Ведь это дело не дешевое, затратное и не всегда оказывается прибыльным.


– Это продиктовано, прежде всего, экономической ситуацией в регионе. Скажем, в последние годы мы наблюдали всплеск строительства жилья. А для этого бизнеса необходимо большое количество стройматериалов – песка, глины, строительного камня. Поэтому добыча этого сырья резко пошла в гору, особенно в летний период. Сейчас объемы строительства несколько просели, отсюда и снижение добычи полезных ископаемых, которые используются в строительстве.

– Вся ли добыча полезных ископаемых легальна?

– К сожалению, мы регулярно констатируем факты незаконной добычи полезных ископаемых. Ежегодно силами муниципалитетов и министерства проводится около 300 рейдовых мероприятий. В этом нам большую помощь оказывают полиция, прокуратура, а в случаях, где проводятся буро-взрывные работы, еще и служба безопасности. Приведу лишь один пример. В Сосновском районе предприниматель получил разрешение на возведение овощехранилища, но, обнаружив на участке залежи строительного материала, вырыл карьер глубиной почти с трехэтажный дом. До момента выявления нарушения он успел изъять из земли 200 тысяч кубометров строительных материалов, причинив ущерб государству на 80 миллионов рублей. Только в этом году за нарушения природоохранного законодательства мы наложили штрафов почти на семь миллионов рублей в отношении почти 180 лиц. В основном, конечно, на юридических лиц, но были случаи привлечения к ответственности и физических и должностных лиц. Динамика такова: в 2014 году было возбуждено 27 дел об административных правонарушениях, в прошлом – 72, а за десять месяцев 2016-го – уже 185. Такое увеличение выявленных нарушений связано как с более тщательной работой государственного контроля, так и с тем фактом, что с нынешнего года мы администрируем еще и скважины по добыче подземной воды.

– Неужели вы теперь контролируете еще и садоводов?

– До этого пока не дошло, хотя и садоводам надо помнить о правилах использования подземных вод. Добывать воду без лицензии разрешается при соблюдении трех условий: не более 100 кубометров в сутки, глубина скважины должна быть выше водоносного горизонта центрального водоснабжения и вода не должна использоваться в предпринимательских целях. Но главная проблема пользования водой в другом. В Челябинской области 73 процента скважин, которые обеспечивают водой население, не имеют разрешительных документов на добычу подземных вод. Безо всяких лицензий, по старинке и практике еще советских времен. Помимо истощения самих источников это может привести и к их загрязнению, то есть ухудшению качества потребляемой воды.

– Алексей Евгеньевич, а кто занимается рекультивацией отработанных природных месторождений?


– При заключении договора с недропользователем отдельной строкой проходит вопрос о рекультивации объекта. После исчерпания недр именно недропользователь обязан восстановить экологическую среду. Как, например, поступили с одним из карьеров под Челябинском. Его наполнили водой, зарыбили и разводят в нем товарную рыбу, заодно организовав платную рыбалку для любителей отдыха. Но, увы, так происходит не всегда и не везде. Рекультивация стала нашей головной болью. Чаще всего недропользователь просто бросает объект, а серьезных законодательных механизмов повлиять на него у нас пока нет.

Олег Ласточкин

Версия для печати

Архив новостей


Август 2017

     

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Карта месторождений
Южного Урала